?

Log in

[sticky post] Про меня?

Я не спорю, я не протестую. Я не на острие. Я - тыл.
Просто довожу мысль и взгляд. Живу. Детки улыбаются, семейство сытое и довольное. Мало ли это? Иногда кажется, что и мало. А иногда - сколько сил и ума есть, столько и вкладываю. Порой сама не знаю откуда все достается.
Смотреть на мир глазами взрослеющих детей даже интереснее, чем когда они были маленькими. Тогда умилялась, а сейчас это умиление все чаще похоже на удивление и ежедневное переоткрытие мира. Он у каждого из них свой, такой другой-другой, чем у меня или папы. И друг у друга. Один мальчиковый, другой девочковый. А я посередине как остров между двух океанов.
Интересно наблюдать, интересно направлять, интересно помогать. Трудно иногда достать что-то из головы, памяти, знаний конкретное нужное для них в единственный момент жизни и времени. Ничего, копнем, перевернем, подумаем. Или они сами научат, тоже умеют, заразки.
Я пишу жизнь раньше домохозяйской, а теперь работающей мамы двух взрослеющих детей. Когда-то работала, когда-то ушла. Снова начала и совсем в другом направлении. Но тоже с людьми и для людей. Что вижу, то пою. Не все, конечно. Есть необъяснимый ступор на какие-то вещи. Это даже хорошо, наверное.
Иногда вспоминаю, благо девушка уже как бы и взрослая. Не так давно стала привыкать к этому и получать от этого удовольствие. Тоже время понадобилось. Только и похохатываешь над собой.
Мир вокруг вижу,  порой даже любуюсь. Екатеринбург и окрестности тоже иногда замечаю.
Если кому-то интересна самая обычная жизнь или просто захочется спокойно улыбнуться, да просто посудачить о житейском - это ко мне. Милости прошу. В ответ загляну обязательно.

Tags:

Ух ты, эге-гей!!! Ау, я еще есть, ага, конечно.
Дошли руки, присели ноги, нашлись полчаса для сама не знаю чего. Общественных заявлений никому не требуется, лично себя показать-рассказать хватает на работе, тотальная нехватка личного времени к самолюбованию тоже не сподвигает.
Я в отпуске!!! На цельную неделю ушла в отрыв. От жизни, от работы, от мотаний, от маршруток (растудым их в коромысло). Сегодня подарила себе праздник. Только готовка и посуда. И ничего больше. Валяние на диване, сознательное бездельничание, чтение. Может быть, посижу за швейной машинкой, как сложится. Обычно мне удовольствия от полного безделья хватает на полдня. Потом как-то надоедает, и хочется чего-нибудь поделать. Но опять-таки в удовольствие.
Все, что планировала на заветные пять дней, - ничегошеньки не сделала. Зато:
- сходила в кино на "Спектр". Первый раз за двадцать лет. Такой вот я древнемонстр. Вытащила почти силком доченьку, спрашивает теперь, когда еще пойдем. Хороший вопрос. Как-то до внуков не хочется столько же ждать. Да и понравилось. Наверное, в какой-нибудь еще отпуск.
- начала дочери шить рубашку в школу ходить. Раскроила еще в сентябре. Из размера она еще не выросла, так что надо успевать. А то детишки нынче растут быстрее, чем нам кажется и видится. Одни только штаны объективны на этот счет. По длине и по ширине. Переживает, конечяно, темпы роста. Приходится уговаривать, но ведь почти у всей компании мамо-девочек в этом возрасте так. Мое пока не забрала, но очень нравится, когда что-то просто так перепадает. Понимаю, что вынужденно отдаю и оно "с концами", но у дитенки столько радости, что обратно забрать рука как-то уже и не поднимается.
помазала баночки с декупажем. Это кайф, блин, какой это кайф! Мазюкать салфетки клеем, потом лаком, потом красками, потом контурами, потом любоваться... Я когда первую коробочку зимой еще только грунтовкой покрыла, так орала на весь дом, как же мне это нравится. Вот мазюкать кисточкой - это, оказывается и есть моя точка релаксации. Эх, хорошо, что я еще до мольберта и холстов не добралась. Там масштаб другой, боюсь, захватит стихия творчества, так и не оторвать! У меня есть такие покупательницы - начинающие художницы. Сходят на мастер класс, потом творчествуют. Холст этак 60*70 берут, в меньший размер замыслы не поместятся.
Надо про покупателей отдельный пост писать. Потому как это просто песня со вздохами, прысками, причитаниями и сдерживаемым молчанием с терпеливой улыбкой на лице. Почти любой каприз за ваши деньги. Это надо отдельно. Если выберусь.
приготовила картофельную запеканку. Дочь пришла после школы: "Мама, дома таки никогда вкусно не пахло". И потом после паузы и видя мое лицо "ну, с тех пор, как ты вышла на работу". Да, когда Витюшка был в ее возрасте, я с предыдущей работы ушла.

Все познается в сравнении. Более-менее правдиво оценить ситуацию может лишь тот, кто знает ее обратный вариант. Я сидела дома и я работаю. меня на куски иногда рвет осознание того, сколького я лишаю свою взрослеющую почти самостоятельно дочь-подростка. И как не даю ей взрослеть в те моменты, когда оказываюсь дома. Меня просто разрывает иногда. И в то же время я прекрасно понимаю, сколько бы я не смогла ей дать, останься я дома до сих пор. Стоит оно того или нет, не знаю. так живет большинство женщин у нас в стране. Да и везде так. Кто-то осознает это, для многих такая "восьмиклинка" и есть норма. Приходя домой вечером, меня хватает только на еду и одно какое-то небольшое дело. Это плохо. Это неправильно. Но мои дети становятся именно через отсутствие делания за них - порядка, еды, самообслуживания - взрослыми. Иногда я просто горжусь за них. Значит, такое время нам дано. И Слава Богу.

May. 28th, 2015

Редко стала заходить в ЖЖ, просто некогда. Вечером как та савраска, только копыта откинуть и остается. А впереди еще домашняя вечерняя смена, если потяну, конечно. Что не всегда случается, чего уж там в кулак шептать. Или с детьми общаюсь, или по дому что-то бегать пытаюсь. Но чаще всего с утра получается догнать - суп там, или второе, или прибрать что-то. Недавно получилось даже окно помыть на кухне. Правда, в субботу.

Пытаюсь иногда почитать что-то с главной страницы. Чаще всего тупое (оно не может быть умным) изумление - вот что люди только ни пишут, лишь бы писать. Сама тем же самым, безусловно, занимаюсь сейчас. Политическое, психологическое, психическое, эстетическое, простецкое, полусветское... Чего изволите, но только не простое, не искреннее, не жизненное. Мнение о чем-то или о ком-то превращается в торт с селедкой или в лимузин с прицепом. Съесть невозможно, но полюбопытствовать можно.

Украина, политика, женские формы и их отсутствие, немогусебяпонятьпомогите, какие-то мало кому известные люди (а вот мы про них знаем, сейчас расскажем про что-то, а вы не знаете, значит, дураки), посмотрите, как я одета или как я похудела... Людское одиночество бьет настолько, что вырывается фонтаном несуразности, жестокости, злопыхательства, сплетен, сомнений и растерянности.

А с другой стороны, какие люди, такие и их слова. Какова их жизнь, таковы и их картинки. Вот только ЖЖ с порога показывает все таким ломанным, тусклым, плоским, все под одним и тем же углом. Не зрения и не видения. Просто тупиком.

Tags:

Apr. 6th, 2015

Иногда в голове возникают отдельные фразы. Короткие и вроде даже неглупые. Надо бы развить их во что-то более понятное и осмысленное, но как-то в последнее время все больше лениво по этому поводу. И вообще, все больше молчится, чем говорится.

Невозможно быть вне событий, информации, всеобщих массовых эмоций, сомнений или возмущений. Думается, видится, переживается. Не все равно. Но молчится. Держится при себе. В новостях - одно, в других местах - другое, от людей - третье. И везде страшно, и везде ужасно, и везде несправедливо. По-крайней мере в тех рамках справедливости, что заложены во мне советским и семейным воспитанием. Не самым плохим, как мне всегда казалось, в плане морали, честности, памяти.

Оказалась сегодня в Храме-на-крови. Поздно вечером, у икон горят только лампадки. Свечи даже убрали. Тишина. Очень тяжелое и сложное впечатление. Богатый, красивый храм. Большие, дорогие иконы. Очень красиво. Прошла в правый передел, где - понятно что. Невыносимое ощущение страшной и дикой боли и мощной, требовательной силы. Не знаю, сколько люди будут вымаливать этот храм и это место. Наверное, всегда.

И вообще не об этом собиралась написать. Ну совсем не об этом.
Люди, у меня ж отпуск был! Цельных две недели!
- пять (!) любовных романов - затошнило под конец. В итоге читаю только книги в бумажном переплете. Мистер Пиквик фореве! Вообще не могу читать что-то одно. Одновременно дочитываю (надеюсь, что все-таки именно дочитываю) "Мы не увидимся с тобой" К. Симонова. Удивительная книга. Глубокая, честная, мудрая, жестокая в своей правде и силе симоновского языка. А Диккенса читаю просто как эстетическое (если так можно сказать о книге) лакомство и удовольствие. Мистер Пиквик пережил вторжение в женский пансион и даже выдержал приступ ревматизма. И даже выдвинулся дальше. Английская охота на птиц - это, надо сказать, нечто. Такими отдельными буквами и слогами. Там каждую фразу надо читать как отдельное произведение.

- дошила брюки. Всего-то год понадобился. Правда, перешивала даже после того, как вшила пояс, а это, как понятно, технологически почти в конце процесса. Хвастаться неприлично, но 12 кг за год надо было как-то ушить. "Где будем делать талию" в итоге обернулись "теперь и вовсе не пожрать". И все потому как обратно даже 2 кг теперь не засунуть в тот капкан, который я пришила у себя на поясе в виде банальной пуговки на пределе мечтаний многолетней давности. Это вообще прикольно: разбирала старые вещи и влезла в джинсы, которые носила еще до беременности по-моему даже Витей. Но есть куда двигаться (оно, зараза, всегда так). Лежит юбка, в которой с будущим мужем как-то Новый год встречали. Специально оставила. Ненормальная.

- вообще много перешила, подшила, прострочила, разобрала. Выбросила. Оля-молодец.

- рисовала танглы. Освоила такую чудесную технику релаксации. Лидульке понравилось. Она теперь свои анимэ так разрисовывает иногда. Пастелью рисовала совсем мало, хотя планы были - аэропланы. На День рождения мне подарилась подольская пастель аж на 130 цветов. Хорошего мало не бывает. Главное, чтобы вдохновляло.

- спала, смотрела телик, болтала с собаками. Бран (который ягдт-терьер) - наглая скотина. Стоит сесть в кресло, с разбегу запрыгивает на колени и начинает копошиться-устраиваться - весь в меня. И также неожиданно спрыгивает.

- вообще просто была дома. Вот не надо мне было ехать куда-то, в какую-то там заграницу, а море и так всю жизнь со мной, особенное одесское и крымское. Возможно, я из категории тех, кто "слаще морковки" и не пробовал ничего, но мне так не хватает просто дома. Как-то моя бывшая начальница по предыдущей работе подарила мне фразу про женскую "восьмиклинку" - что, мол, работающая женщина живет и двигается между собственно, работой и домомю. А в перерыве между ними и есть эта самая "восьмиклинка". Невольно в голову приходит "так же как все, как все, как все...". Так оно и есть.

- сходили на концерт Сергея Пенкина. Все бы ничего, но звукорежиссер не угадал со звуком. Поэтому половину концерта сидела с заткнутыми ушами, потому как на такой громкости все звуки сливались в одну какафонию. Очень было обидно, хотя концерт был неплохой. Жаль, что вместо двух бэк-вокалисток стояла всего лишь одна, и ту хотелось часто заткнуть, потому как на верхах она петь не могла, только орала сплюснутым до предела голосом. Жаль, что было мало инструментальной музыки, которй, если честно, славятся пенкинские музыканты. Жаль, что опять не было Покровского, а на перкуссии опять стоял продюсер. Заелась я, похоже. А Пенкин наряды поменял аж 5 раз.

Сегодня Вербное воскресение. С праздником!

Цитатник

Чарльз Диккенс. "Посмертные записки Пиквикского клуба". 1836-1837.
Как мало и много сказано. И как же давно... Мир изменится, когда изменится природа человеческая. Пока, хорошо это или нет, мир, как и люди, не меняется.

"Можно думать, что население Итенсуилла, как и многих других городков, приписывало себе исключительное и особое значение и что каждый житель Итенсуилла, сознавая, сколь важен его личный пример, долгом своим почитал примкнуть душою и сердцем к одной из двух великих партий, на которые делилось население, – к партии Синих или к партии Желтых .
Синие не упускали случая стать в оппозицию Желтым, а Желтые не упускали случая стать в оппозицию Синим, вследствие чего, где бы ни встречались Желтые и Синие – на публичном собрании, в зале городского совета, на рынке или на ярмарке, – споры и крепкие словечки оглашали воздух. Излишне добавлять, что благодаря этим раздорам каждый вопрос в Итенсуилле становился вопросом партийным. Если Желтые предлагали сделать новую стеклянную крышу над рынком, Синие собирали митинги и проваливали это предложение; если Синие предлагали установить новый водопроводный насос на главной улице города, Желтые восставали все как один, пораженные такой чудовищной затеей. В городе были Синие лавки и Желтые лавки, Синие гостиницы и Желтые гостиницы, и даже в церкви были боковые нефы – Желтый и Синий.
Разумеется, было важно и настоятельно необходимо, чтобы у каждой из этих мощных партий был свой излюбленный печатный орган, выражавший ее мнения; соответственно в городе издавалось две газеты: «Итенсуиллская газета» и «Итенсуиллский независимый»; первая защищала принципы Синих, вторая решительно отстаивала взгляды Желтых. Прекрасные это были газеты! Что за передовые статьи и какая пламенная полемика! «Наш недостойный собрат Газета», «Эта позорная и подлая газетка Независимый», «Этот лживый и непристойный Независимый», «Этот злостный клеветнический листок Газета» и подобные разжигающие оскорбления были в изобилии рассеяны на столбцах каждой из них, в каждом номере, пробуждая чувства пламенного восхищения и негодования в сердцах горожан.
Мистер Пиквик, со свойственными ему прозорливостью и чутьем, избрал самый подходящий момент для посещения этого города. . Никогда еще борьба партий в нем не достигала такого ожесточения. Почтенный Сэмюел Сламки из Сламки Холла был кандидатом Синих, а Горацио Физкин, эсквайр из Физкин лоджа близ Итенсуилла выдвинут был друзьями отстаивать интересы Желтых. «Газета» предупреждала избирателей Итенсуилла, что глаза не одной только Англии, но всего цивилизованного мира устремлены на них; а «Независимый» грозно вопрошал, остаются ли избиратели Итенсуилла по прежнему славными гражданами, каковыми их всегда считали, или низкими и раболепными орудиями, недостойными называться англичанами и пользоваться благословенной свободой. Такого волнения в городе еще никогда не бывало.
Был поздний вечер, когда мистер Пиквик с друзьями при помощи Сэма спустились с крыши итенсуиллской кареты. Большие синие шелковые флаги развевались из окон гостиницы «Городской Герб», а плакаты в каждом окне возвещали гигантскими буквами, что комитет почтенного Сэмюела Сламки заседает здесь ежедневно. Толпа зевак собралась на улице, внимая охрипшему человеку, который столь рьяно превозносил с балкона мистера Сламки, что лицо его стало пунцовым; но силу и остроту его аргументов несколько ослаблял неумолчный грохот четырех огромных барабанов, поставленных комитетом мистера Физкина на углу улицы. Рядом с этим человеком стоял маленький подвижный джентльмен; во время пауз он снимал шляпу и делал знак толпе, чтобы она аплодировала, что и было аккуратно выполняемо с большим энтузиазмом; так как краснолицый джентльмен продолжал говорить, пока его лицо не раскраснелось до последней степени, то казалось, что цели он достиг с таким же успехом, как если бы кто нибудь его слышал.
Выйдя из кареты, пиквикисты очутились среди честных и независимых, немедленно испустивших три оглушительных «ура», которые, будучи подхвачены всей толпой (ибо толпе отнюдь не обязательно знать, чем вызваны крики), разрослись в такой торжествующий рев, который заставил умолкнуть даже краснолицего человека на балконе.
– Ура! – гаркнула в заключение толпа.
– Еще разок! – крикнул маленький заправила на балконе, и толпа снова заорала, словно у нее были чугунные легкие со стальным механизмом.
– Да здравствует Сламки! – вторил мистер Пикник, снимая шляпу.
– Долой Физкина! – орала толпа.
– Долой! – кричал мистер Пикник.
– Ура!
И снова поднялся такой рев, словно ревел целый зверинец, как ревет он, когда слон звонит в колокол, требуя завтрак.
– Кто этот Сламки? – прошептал мистер Тапмен.
– Понятия не имею, – отозвался так же тихо мистер Пиквик. – Тес… Не задавайте вопросов. В таких случаях надо делать то, что делает толпа.
– Но, по видимому, здесь две толпы, – заметил мистер Снодграсс.
– Кричите с тою, которая больше, – ответил мистер Пиквик.
Фолианты – и те ничего не могли бы прибавить к этому."
Я не шью, я не вяжу, я не вышиваю. Иногда мою, иногда готовлю. Сегодня позанималась с Лидкой английским. Достижение своего рода.
Зреет внутренний протест. Недавно он вырвался и реализовался в весьма неожиданной форме. Я тут зарисовала маненько. Вот взяла сухую пастель и зарисовала. Маненько. Потому как на большое пока не способна. Просто как шаги наощупь. Очень интересные шаги. Сама себе придумываю - что и как. Пусть не шедевры, но во-первых, очень успокаивает. А во-вторых, очень вдохновляет. Просто на движение дальше, просто на жизнь.

Мама (за кадром):
- Что шлепаешь? - В том смысле, что что-то чпокаю на клавиатуре в полодиннадцатого вечера.
- Да так, пописываю.

Сейчас с дочерью завалимся смотреть "Кости". Паталогоанатомом она, временно, перестала хотеть быть. Но Витька млеет и предвкушает эту самую патанатомию в следующем семестре, так что ничего еще не гарантировано.

Сынка подарил мне сегодня вышивку, которую делал с 12-ти лет. Тут просто без слов. Сессия благополучна. Каникулы бездельны и отдыхательны. Грозился читать что-то по акушерству и про гистологию дополнительно, но вроде успокоился и делает медицинскую книжку для летней практики. В общем, все врачи у нас - это маленькие космонавты. Пусть на центрифуге их не раскручивают (это у них вовремя семестра происходит), но физический статус проверят по полной. Он сам еще до конца не может разобраться в требуемых анализах (надо оно или нет?).

Дочь мне подарила сегодня рассказ про семядоли, эндоспермий и вообще какая фасоль полезная "Давай что-нибудь приготовим из фасоли". Еще подарила мне свое открытие географии. Оказывается, это не только нудятина про карты, точки и высоты на карте, но и рельеф океана, шельф и еще какая-то очень интересная и суперполезная фигня. Составила рассказ про семью на английском языке. И даже за мамино обещание помочь ей с английским выучила половину из него самостоятельно. Я думала, что там какое-то невообразимое упражнение, с которым даже решебник в интернете справиться не может (сохранился еще мамкин авторитет, однако). А тут всего лишь наизусть надо было выучить. Вместе осилили.

Еще дочь мне подарила сегодня слона. Такой миленький слон из скульптурного пластилина. Африканский, с маленькой головой и длинными ногами. Все, как положено у настоящего африканского слона. Мама умилилась и восхитилась. Неожиданно все так. Слона делала еще в прошлом году в Художке - отдали наконец-то. Супер-слон, особенно когда понимаешь, что сама такого не сделаешь.

Подарила дочери сегодня альбом бумаги для скрапбукинга. Облизывает его весь вечер. Ладно, пусть вдохновляется.

На работе осваиваем новые цены. Наблюдаю экономику через отдельно взятую экономическую единицу. Люди относятся с пониманием и спокойно. Есть, так есть, стало, так стало. Куда деваться. Расстраиваются иногда, не без того. Зато радуются, если находят что-то по еще старым ценам. На фоне новых даже то, что казалось (и на самом деле было) дорогим, теперь покупается с удовольствием ("успели, обогнали рынок").

Ёлочка

Лида сама нарядила елку. Витька достал со шкафа сами запчасти ( т.е. верх и низ ), коробку с игрушками. Сама полностью все развесила. Брательник только самые-самые "его" игрушки повесил. Одними из первых мы с мужем купили набор стеклянных игрушек-зверушек по сказке "Муха-цокотуха" (только написав это название задумалась: цокотуха, слово-то какое). Остались три или четыре из всего набора. Я вот помню большие стеклянные шары, а он "цокотух". Мило так.
Лида надела (натянула) старый свой костюм Снегурочки - белое меховое платьице. Ничего такой топик получился. Забавно-премило.
Витька звонит мне на работу, разговариваем про институт (сдал тест по биохимии, доволен собой, что бывает нечасто), разговариваем о том, о сем...
- Ну что, как там твои пациенты (в смысле пришли покупатели)?
- Пошла лечить.

Чувствую, что начинаю перегорать.

Лидулька снова приболела. Лечим вторую простуду подряд. Рвется в школу, про "художку" вообще молчу. С бабушкой ходят в поликлинику. Завтра решила научиться самостоятельно закапывать капельки в уши.

Багетка

Опять фотографии. Чуть-чуть готовых работ. Фотографирую в упаковке, т.к. раскрываем только по требованию заказчиков, что тоже бывает далеко не всегда.

Вышивка лентами. Очень долго подбирали багет. Попадание полное получилось. Заказчица довольна.


Одна из самых первых оформленных вышивок. Потому и памятная.
</a>" width="600" />

Из той же серии. Заказчица была очень довольна.
Только фотографии.
Эта - самая любимая.




Еще три куклыCollapse )

Profile

настроение
lalochca
Ольга Бахтина

Latest Month

December 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono